НА ОДНОМ ДЫХАНИИ

Версия для слабовидящих




Стихами словно выстлана земля вокруг.
Но помни, сочинитель мой и друг:
Пускай в горах дворцам и виллам нет числа,
Но гения – лишь сакля родила.
И. Гуржибекова



«Почему поэт рисует?» «А вдруг да все стихи давно написаны?» «А можно ли нарисовать стихи?» Что такое горы? «А вдруг – окаменевшие люди?» «Что такое вдохновение? Может, это – вдох навеянный? Или выдох - на листы, на клавиши, на холсты чувств, что буднями не смяты?» «Что нас в небо тянет подчас?» А почему в мире так много природных катаклизмов? «Может, просто нам мстит природа за несолнечность наших душ?» «О чём грустит собака, когда хозяин спит? И что скрывают сфинксы под сенью пирамид?» «Что в песне главное? Вопрос извечен. Слова иль музыка?» И снова – вопросы, вопросы, иногда остающиеся без ответов, но упрямо вставшие во весь рост, обозначенные большим поэтом – и требующие ответов уже у нас.

«На одном дыхании» - именно так называется новая книга стихотворений, басен, рубаи и переводов Ирины Георгиевны Гуржибековой, вышедшая на днях в издательстве «Ир». Предваряя тексты, автор, обращаясь к читателям, говорит: «…Наконец-то дарю строки, не объединённые единой темой, не выстроенные по циклам, а просто – то, чем дышу, о чём и о ком думаю… Радость и боль, счастье и горе, любовь и ненависть, восхищение и неприятие… Одним только довольна: нигде не лгу. И ещё тем, что наибольшая часть сборника – это стихи, которые не входили в предыдущие издания, а рождены совсем недавно. Читайте – и судите… Но помните: я не ставлю дат написания, в надежде, что вы  угадаете сами – по смыслу, по настроению, по теме… И знайте: каждая строка – соразмышление с вами, и даже то, что кажется монологом, на самом деле – надежда на диалог. Отсюда и многочисленные «может быть…», «а вдруг?» и т.д. И когда бы ни было написано то или это, поверьте: всё – на одном дыхании…»

Открываешь сборник – и не можешь оторваться: всё прочитываешь на одном дыхании – как оно и писалось! «Мой маленький остров стихов и безумной веры, Что, может, когда-то наступит желанный момент – И маленькие острова, такие ж, как мой, наверное, Сольются. И будет уже не остров, а континент» - целый континент под названием Поэзия! И здесь, в этом поэтическом царстве – как камертон звучат самые главные строки: «И, как к правде прелюдия, - клич философов греческих, что сначала мы – люди, а потом – человечество». В этом Тридевятом царстве, Тридесятом государстве, где трудом поэта возрождён «романтики ясный свет», Девочка поёт, а по улице идёт Парень с цветком, и «устремляется душа в недожитый апрель», а сердце – это «кусочек солнца в теле человека». Погружаясь в эту стихию образов, сравнений и метафор, мы вместе с автором «К дальним звёздам тянуться пробуем», понимаем, что «Мы без памяти мертвы, как растенье без корней, как поляна без травы, как ущелье без камней» и «Мало зваться аланом – человеком бы стать». Соглашаемся с тем, что «Страшнее темнота души, чем темень во Вселенной» и пытаемся отвести от людей «Пули, летящие в души»… Обращаясь к понятию «судьба», Ирина Гуржибекова пишет: «Ты и девчонка, полная огня, и женщина с печальными глазами». А ведя разговор о предателях, бесстрастно констатирует: «Жаль, но им так и неведомо, что, даже до неба достав, не будет «иудино дерево» выше Христова Креста».

Как рождаются её стихи? – «Приходят они ниоткуда, тихонько коснутся души. Звенят колокольцами в ухо и требуют: «Запиши!» Её стихи – это «крылатые воины, что бьются с укладом мирским. Они, взрывая, спасают, без голоса – а поют…»  Она их пишет с 1943 года – уже 74 года! – и все они очень разные: «Были стихи – искрами, были стихи певучими. Были стихи альпинистами, ступающими по кручам. Были стихи крылатыми, рассаженными по веткам. Были стихи солдатами, бесстрашными были и меткими». В своём творчестве она -  мечтательна и свободна, как ветер, в своих фантазиях: захочет – и станет «египтянкой, ровесницей пирамид», или вскарабкается на Эверест и будет стоять там, «опершись на ледоруб», или «космонавткой в звёздный уплывает полёт», или «Ассолью хрупкой Грея ждёт допоздна», а захочет – и будет «с аланами мчаться, под конём чтоб дрожала земля». Её мир – это мир, «где Врубель царствует над рублём»; её кредо – «Земля кругла. Но помечтать не вред, чтоб вопреки наукам, той и этой, на трёх «китах» - энергии, добре и разуме – покоилась планета»; среди её пожеланий – и такое: «Навороченным небоскрёбам дорасти бы до горских башен»… Ей ли, рождённой в день зимнего солнцестояния, не знать, что такое зима?! И она делится своим пониманием с нами: «Чистота, высота идеала, до которого мы целый год вырастаем». Ирина Георгиевна уверена: «Можно продать искусство – в кассе билетов гора… Но не продаётся чувство любви, красоты, добра…» С болью пишет о том, что «Посреди вселенского грохота орудий, признаний, хитов мне так не хватает шёпота – но мир шептать не готов». А для того, чтобы вызреть в Личность, «надо подчас, на заботы свои не ссылаясь, подниматься к данным нам Богом вечным снегам» - и в прямом, и в переносном смысле.

Что она ценит в собратьях и сосёстрах по перу? – «Пегаса оседлать из века в век стремится всяк, кто с детства с рифмой дружен. А мне милей, что конь, что человек – крылатость чья внутри, а не снаружи». В её стихах осетинская песня – это дитя эха и веры, а, сравнивая творчество взрослых и детей, тонко подмечает: «О, как взрослым художникам порой не хватает этого – этого детского света, этого детского цвета… Этого вдохновенья, свободного от обихода, этого удивленья пред каждой частицей природы…» Ей – такой смешливой, юной душой, любящей и знающей неимоверное количество анекдотов – «так хочется рвануть иногда в страну Хулиганию»!

А чего бы ей – народному поэту Осетии, заслуженному работнику культуры РСО-Алания, любимой многими поэтессе -  хотелось от жизни ещё? Чего она ждёт? И Ирина Гуржибекова отвечает – как всегда, строками своих стихов: «Жду, чтоб, законы времени нарушив, ко мне благая весть пришла с небес – что дремлет в колыбели новый «Пушкин», и не зачат никем ещё «Дантес». А в Год экологии в России злободневно и актуально звучат такие её строки: «Прости, Природа, наше неразумье. Мне не дожить, наверно, до того, когда мы, наконец, достойны будем и разума, и сердца твоего».

На одной из многочисленным встреч – со школьниками и студентами, с пенсионерами и творческой интеллигенцией – ей задали вопрос: «А вы можете написать про любовь так, чтобы это слово ни разу не назвать?» Отвечаю за Ирину Георгиевну: она – и может, и пишет только так – и никак иначе! В её стихах абсолютно всё напитано настоящей, горячей, искренней любовью – к Родине большой и малой, к людям, её окружающим, к родному слову. Будь то стихотворение-посвящение родным или друзьям, стихи-настроения, стихи-размышления, стихи-признания… А ещё у неё – очень добрый юмор, тоже пронизанный насквозь любовью!

В новом сборнике есть переводы стихотворений осетинских поэтов: Шамиля Джикаева, Зинаиды Хостикоевой, Гиго Цагараева, Петра Урумова. Любители рубаи могут насладиться ими! Кому по нраву басни – пожалуйста! Желаете улыбнуться? – Читайте «Почти серьёз» и «Улыбнёмся»!

Почему-то мне кажется, что это литературно-художественное издание «На одном дыхании», выпущенное тиражом всего  300 экземпляров в юбилейный для Ирины Гуржибековой год, вскоре станет библиографической редкостью. А у нас в Национальной научной библиотеке оно – есть! Добро пожаловать к нам, в отдел краеведения!

Биографическая справка

Ирина Георгиевна Гуржибекова родилась 22 декабря 1937 г. в г. Баку. В 1949 году семья переехала в г. Орджоникидзе, где она окончила с золотой медалью среднюю школу №27, а в 1960 году - филологический факультет Московского госуниверситета им. Ломоносова и начала работать в Ставропольском крае. Год спустя вернулась в Осетию и продолжила деятельность в редакции газеты «Социалистическая Осетия» - как журналист и поэт.

Ею создано большое число высокохудожественных стихотворений и поэм, которые составили несколько персональных поэтических сборников: «След на тропе» /1967/, «Родные черты» /1970/, «Жажда непокоя» /1970/, «Горы помнят» /1985/, «Пожелай добра» /1991/, «Струны времени» /1997/, «Ищу слова: Избранное» /2001/ и др. Многие стихи и песни Ирины Гуржибековой вошли в коллективные сборники «Первая борозда» /1960/, «Фестивальный сборник песен и стихов» /1961/, «Споёмте, друзья» /1963/, «Гимн Иристону» /1968/ и др. Круг интересующих поэта вопросов широк, тематика произведений разнообразна. Многие из них послужили текстами песен, ораторий и кантат для осетинских композиторов. Ирина Георгиевна – автор слов и музыки гимна Национальной научной библиотеки Осетии. Она же перевела с осетинского на русский язык и гимн РСО-Алания (автор стихов К. Ходов).

Талант Ирины Георгиевны проявился и в прозе. Её перу принадлежит множество рассказов и очерков, опубликованных в разное время в газетах и журналах. Ирина Гуржибекова продолжает успешно трудиться на литературном поприще и в Национальной научной библиотеке РСО-Алания. Здесь она – главный редактор всей выпускаемой в библиотеке печатной продукции, а также возглавляет Детскую литературную студию «Синий ветер»: её  воспитанники пробуют себя в написании стихов и прозы, многие предпочитают писать белые стихи.