Варвара Шредерс – педагог и просветитель

Версия для слабовидящих




30 марта в Национальной научной библиотеке Северной Осетии по инициативе заведующей Музеем истории библиотечного дела в РСО-А, заслуженного работника культуры республики Альбины Таймуразовны Цориевой и преподавателя кафедры осетинского языка и литературы СОРИПКРО Залины Георгиевны Томаевой для 52 учителей осетинского языка и литературы, проходящих переподготовку на курсах повышения квалификации в СОРИПКРО, состоялась беседа «Варвара Шредерс – педагог и просветитель» и экскурсия по главной библиотеке республики.

Развитие российского общества, вопросы образования сейчас приобретают стратегическую важность, имеют огромное значение для настоящего и будущего страны. Поэтому наш Президент В.В. Путин несколько лет тому назад инициировал создание в Крыму молодёжного научного центра «Сириус», где учащиеся пробуют свои силы в науке, техническом творчестве, культуре, спорте… Обращаясь к учителям, Альбина Таймуразовна подчеркнула: «Наша с вами задача – помочь талантам раскрыться, реализовать свой потенциал. Вот такие учителя нам нужны всегда – и именно о таком Учителе я сегодня и поведу свой рассказ».

Варвара Григорьевна Шредерс – видный русский просветитель, педагог, меценат – родилась 30 марта 1852 г. в Смоленской губернии, в с. Екатериновка, в родовом имении Ломоносовых. Её семья принадлежала к дворянскому сословию и была весьма зажиточна. Окончив с отличием Московский Екатерининский институт, а позже – Высшие курсы Герье и выйдя замуж за мирового судью В. Шредерс, она с мужем в 1888 г. приехала во Владикавказ и стала заведующей двухклассным городским училищем.  За четырнадцать лет проживания на Кавказе она внесла огромный вклад в образование и просвещение народов Кавказа. Несмотря на то, что училище было основано в 1878 году, оно находилось в неподобающем состоянии, переживало нелёгкие времена. Необходимо было поднять низкий образовательный уровень. Для этого Варварой Григорьевной Шредерс была разработана специальная программа обучения, отличавшаяся своей научностью. Учебная программа содержала объяснительную записку о целях изучения данного предмета, основные требования к знаниям и умениям учащихся. В ней также были описаны рекомендуемые формы и методы обучения, тематическое содержание изучаемого материала, ориентировочное количество времени, которое учитель может потратить на изучение отдельных вопросов курса, давался перечень основных мировоззренческих вопросов и указания по реализации межпредметных и межкурсовых связей. Помимо вышеназванного программа содержала перечень учебного оборудования и наглядных пособий, рекомендуемую литературу. В школе основное внимание уделялось изучению русского языка, так как он открывал перед детьми дверь в мир цивилизации и культур других народов. В учебном процессе самыми важными компонентами были развитие речи, правильное употребление слов, предложений и усвоение норм произношения. Это имело большое принципиальное значение в условиях Северного Кавказа.

Фрагментарно отдельные аспекты её жизни и деятельности освещались в статьях Г. Кусова, Е. Польской, Б. Розенфельда, Т. Саришвили, Р. Тедеты, М. Тотоева, Г. Федосеевой, Л. Храповой, В. Бязыровой. Представляется интересной именно для педагогов автореферат кандидатской диссертации Лейлы Давидовны Лысых «ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ В. Г. ШРЕДЕРС» - в данной работе анализируются следующие факты: если среди русского населения в конце XІX века было только 20% грамотных, то ещё более печальную картину «просвещения» представляли собой народы окраин царской России. Так, среди осетин, которые, как отмечали многие современники, отличались своей склонностью и стремлением к получению образования, процент грамотных в тот же период не превышал 8 % общей массы населения (главным образом, в плоскостной части края). Что же касается горной полосы Осетии, то здесь грамотный человек был редким явлением. Видный представитель осетинской интеллигенции, соратник по просветительским делам Г. Шанаев, работавший в середине 90-х годов в горной Дигории, в статье «Дигорские отголоски» писал: «Такого круглого невежества, как у нас в Дигории, вы нигде не встретите... Результатом такой забитости и невежества горцев, - отмечал он далее, - являлось то, что всюду царила «власть тьмы». Человек, который бы мог написать жалобу или прошение на имя начальства, был для горцев находкой. Если же такого человека не было в приходе, то приходилось искать его в плоскостных сёлах. Стремление к знаниям, получению грамотности заметно усиливается среди осетин в конце ΧΙX века, когда потребность в грамотных людях в связи с изменениями в социально-экономической жизни заметно увеличилась». В конце 90-х годов автор констатировал, что «в Осетии наблюдается особенный подъём стремления к образованию», что «всякий стремится дать своим детям образование в пределах положенной ему судьбой возможности». Далее он писал, что эта благая потребность, однако, «не может быть удовлетворена во всей её полноте. В Осетии школ для этого слишком мало. Существующие школы не могут вмещать в себе всех, жаждущих света знания. Более двух третей всегда остаётся, так сказать, за «бортом». Автор резко осуждал те отсталые патриархально-феодальные устои, которые «давили на женщину и низводили её до положения рабыни». «Странно видеть, - писал он, - громадное число детей женского пола, волею патриархальных родителей лишённых хоть каких-нибудь сведений, расширяющих кругозор человека далее и выше созерцания и понятия дикаря». Он обращался к наиболее сознательным гражданам с призывом расстаться с таким невежеством.

Вот в таких условиях в 1890 году по инициативе В.Г. Шредерс во Владикавказе была открыта женская воскресная школа, которая послужила примером для создания подобных учебных заведений в станицах и сёлах Терской области, а в 1895 г. – первая общественная библиотека. Она первая завела в столице Терской области чтения с волшебным фонарём – сначала в воскресной школе, а потом и в тюрьме. Также ею были открыты школы в посёлках для переселенцев. Попечитель Кавказского учебного округа после посещения женской прогимназии, сказал: «Второй раз в жизни встречаю такого прекрасного человека. Есть у меня еще начальница прогимназии, чудная старушка, которая тоже всю жизнь посвятила другим, как и вы».

В 1898 г. двухклассное училище было преобразовано в трёхклассную прогимназию с двухгодичным профессиональным классом, программу обучения В. Г. Шредерс разработала самостоятельно. Это давало возможность обучающимся девушкам зарабатывать на кусок хлеба. Квартира Варвары Григорьевны всегда была наполнена детьми и сотрудниками, а саму хозяйку с глубоким уважением называли «Энциклопедия ума и сердца». Варвара Григорьевна действительно обладала энциклопедическими познаниями в различных областях, а круг её общения составлял цвет прогрессивной интеллигенции Осетии и выдающихся представителей русской науки. В её доме бывали академик В.С.Миллер, известный правовед М.М.Ковалевский, учёный в области педагогики Я.М.Неверов, осетинские этнографы: Иналук Тхостов, Ибрагим Шанаев, брятья Гацыр, Гуцыр и Джантемир Шанаевы, Соломон Туккаев, оказавший неоценимую помощь Всеволоду Миллеру во время его работы над осетино-русско-немецким словарём, редактор «Терских Ведомостей» Адиль Гирей Кешев и Коста Хетагуров.

По воспоминаниям современников, когда она проходила по коридорам учебных заведений, дети буквально цеплялись за её платье – только бы она обратила на них внимание, все свои детские горести и печали они рассказывали ей – и всегда находили сочувствие в её лице. В её доме всегда кто-нибудь жил из бедных учениц, и сам дом славился гостеприимством и хлебосольством. По свидетельству современников, В. Г. Шредерс была музой для К. Л. Хетагурова, Коста был обожателем её «ума и сердца», он посвящал ей стихи и писал для неё картины.

В течение всей своей жизни Варвара Григорьевна Шредерс интересовалась актуальными проблемами педагогики и психологии, принимала во внимание все новые разработки и идеи, касающиеся образовательного процесса, внедряла в практику образования детские подвижные игры. Она всё время занималась самообразованием и щедро делилась своими знаниями, опытом и наработками со своими коллегами, ежегодно давала открытые уроки, которые затем разбирались и освещались в Циркуляре по управлению Кавказским учебным округом.

Когда она скоропостижно умерла в возрасте 50 лет, её гроб несли через весь проспект на руках, было огромное количество венков от всех обществ, а дети, которые почитали её за свою вторую мать, все три дня читали псалмы у её гроба. Город организовал похороны за счёт городской казны, а позже учредил 10 стипендий её имени. Свой последний приют Варвара Григорьевна – любимая учительница, воспитательница, просветительница – нашла в ограде Линейной церкви (впоследствии церковь и кладбище были разрушены, а на этом месте разбит детский парк имени Жуковского).

В процессе беседы о жизнедеятельности В.Г. Шредерс были зачитаны выдержки из статьи главного редактора газеты «Терские ведомости» Б. Ширинкина «В.Г. Шредерс. Некролог». А по окончании рассказа Альбина Таймуразовна озвучила свою давнишнюю мечту – обратиться с коллективной просьбой к руководству города об установлении мемориальной доски на доме, где проживала семья Шредерс.

После беседы Альбина Цориева провела коллектив учителей нашей республики по всем отделам национальной научной библиотеки, где они могли ознакомиться с книжным фондом и услугами библиотеки.