«ЛЕНИНГРАДСКАЯ ПОЭМА»

Версия для слабовидящих




Есть салют у нас весной – на День Победы,
Он цветами красит небо всей стране,
Но особо почитают наши деды
Тот салют в голодно-белом январе…
Т. Варламова

7 февраля по приглашению библиотекаря и заведующей культурно-массовой работой Республиканского геронтологического центра Тамары Васильевны Моисеевой заведующая Музеем Национальной научной библиотеки РСО-А Альбина Цориева и главный библиотекарь Наталья Куличенко к 75-летию со дня прорыва блокады Ленинграда (18 января 1943 г.) провели литературно-музыкальную композицию «Ленинградская поэма» в рамках проекта «Никто не забыт, ничто не забыто». Видеоролики «Блокадная хроника» и клипы песен по теме подготовила сотрудница отдела краеведения ННБ Залина Дзебоева.

В наше время юноши и девушки иногда восклицают: «Зачем, ну зачем нужны были такие страдания? Сдать надо было город. Избежать всего этого. Для чего людей было губить?»

А и вправду, нужны ли были такие муки безмерные, страдания и жертвы подобные? Оправданны ли они военными и прочими выигрышами? Человечно ли это по отношению к своему населению? Вот Париж объявили же открытым городом… И другие столицы, капитулировав, уцелели. А потом фашизму сломали хребет, он всё равно был побеждён – в свой срок…

Ответом может послужить следующее: когда европейские столицы объявляли очередной открытый город, была, оставалась тайная надежда - у Гитлера впереди ещё Советский Союз. И Париж это знал. А вот Москва, Ленинград, Сталинград знали, что они, может быть, последняя надежда планеты. Потому и стояли насмерть, не давая расползаться коричневой чуме дальше на восток.

«Фюрер решил стереть город Петербург с лица земли…», - так гласила секретная директива 1-а 1601/41 немецкого военно-морского штаба «О будущности города Петербурга» от 22 сентября 1941 года. Далее следовало обоснование: «После поражения Советской России нет никакого интереса для дальнейшего существования этого большого населённого пункта». Финляндия точно так же заявила о своей незаинтересованности в дальнейшем существовании города непосредственно у её новой границы. Было предложено тесно блокировать город и путём обстрела из артиллерии разных калибров и беспрерывной бомбёжки с воздуха сравнять его с землёй. «Если вследствие создавшегося в городе положения будут заявлены просьбы о сдаче, они будут отвергнуты… С нашей стороны нет заинтересованности в сохранении хотя бы части населения этого большого города». Это документ был напечатан в материалах Нюрнбергского процесса. Москва и Ленинград обрекались на полное уничтожение – вместе с жителями. С этого и должно было начаться широко то, что Гитлер имел в виду: «Разгромить русских как народ». То есть истребить, уничтожить как биологическое, географическое, историческое понятие.

Но всё это стало известно гораздо позже, уже после победы в 1945 году. А пока – Ленинград стоял насмерть против сытого и наглого врага, не желая сдаваться ему на милость, не желая становиться рабом. И он отстоял свою свободу, достоинство и жизнь своих граждан. Вот в чём оправдание и смысл подвига Ленинграда.

Н. Куличенко зачитывала воспоминания блокадников о том страшном времени,  стихотворения А. Ахматовой, О. Берггольц, Ю. Воронова, Т. Варламовой и А. Прокофьева, посвящённые подвигу Города-героя Ленинграда и его жителей. Зрители прослушали песни военных лет и просмотрели кадры кинохроники, рассказывающие о блокадных днях.

Два с половиной года, почти 900 дней  фашисты осаждали Ленинград, но так и не смогли сломить его защитников. Сотни тысяч ленинградцев погибли от голода, холода, воздушных налётов, артиллерийских обстрелов врага. Более 500 тысяч их покоится ныне на мемориальном Пискарёвском кладбище у ног символической фигуры Родины – матери. Героическая оборона Ленинграда вошла в летопись Великой Отечественной войны как одна из самых славных её страниц.

«Осада длится, тяжкая осада, невиданная ни в одной войне. Медаль за оборону Ленинграда сегодня Родина вручает мне…» - эти слова поэтессы Ольги Берггольц в полной мере можно отнести и к нашей коллеге - библиотекарю Национальной научной библиотеки республики Елизавете Дмитриевне Горетовой – бывшей блокаднице, о которой подробно и с большой теплотой рассказала А. Цориева. Елизавета Дмитриевна из той плеяды несломленных и мужественных питерцев, которые заставили весь мир восхищаться человеческой стойкостью, преданностью и любовью к своему городу. Из воспоминаний Е.Д. Горетовой: «Чтобы физически выдержать голод и холод, я придумала для себя пеший маршрут: от мостика Крылатых львов через Мойку до Казанского собора. Так ежедневно проходила эту дорогу, уставшая и напрочь забывшая голод…» С 1935 г. Елизавета Дмитриевна работала в Фундаментальной библиотеке ВАСХНИЛ, потом перешла на работу в библиотеку ленинградского строительного техникума, где ей предоставили жилплощадь в общежитии. Здесь она встретила начало войны. Она не покинула осаждённый город и с первых же дней войны участвовала в строительстве оборонительных сооружений на подступах к городу на Неве. «Всю блокаду я проработала в библиотеке строительного техникума, и после того, как была открыта «Дорога жизни» через Ладогу, меня с тяжёлой формой дистрофии эвакуировали в город Горький», - так вспоминала это время Е.Д. Горетова впоследствии.

Альбина Цориева показала собравшимся буклет, посвящённый памяти этой замечательной женщины – «Голос Памяти», который был издан в библиотеке к 110-летию ННБ РСО-А (составитель А. Цориева).  И поведала о том, что весной 1942 года многие ленинградцы носили на груди значок – ласточка с письмом в клюве. Это был знак доброй вести, ожидание письма и помощи с Большой земли. Сохранилась эта ласточка и у Елизаветы Дмитриевны…

А потом все собравшиеся – наши старшие – делились своими воспоминаниями, связанными с войной и послевоенными годами, и благодарили библиотекарей за внимание к таким историческим событиям и людской памяти, которой они не дают исчезнуть из современной жизни.