Рейтинг@Mail.ru
НАМ 125 ЛЕТ!
 

Вечер-портрет «Тарковские. Два художника»

Арсений и Андрей — это два разных по методам познания мира художника. Их объединяет не только кровное родство, но и преемственность в поэтическом видении жизни и свершающейся истории. Инструментом познания мира для Арсения Тарковского было слово, для Андрея — кинообразы. Творчество и отца и сына Тарковских относится к числу значительных явлений мировой культуры минувшего века.

Михаил Синельников, поэт.

24 декабря в зале художественной литературы Национальной научной библиотеки Северной Осетии состоялся камерный вечер-портрет «Тарковские. Два художника» в рамках полюбившегося нашим читателям проекта «Вечера у камина». Цели проекта – культурно-духовное развитие личности, возможность максимально приблизить библиотеку к читателю, создать благоприятную среду для семейного отдыха и чтения горожан.

Встречи литературного проекта «Вечера у камина» всегда проходят в форме свободного диалога в беседах о Литературе, в контексте мировой культуры, для людей, влюблённых в книгу, чтение и кино. На этой встрече прозвучали фрагменты их переписки, воспоминания современников, аудиозаписи стихов в прочтении самого поэта, видеоинтервью отца и сына, а также чтение стихотворений Арсения Тарковского участниками театральной студии «Грани» при ОХЛ ННБ (руководитель Зарина Хадаева). Разговор шёл о поэзии Арсения Тарковского и фильме «Зеркало» Андрея Тарковского, которые стали частью наследия мировой литературы и культуры. Книжно-иллюстративная выставка была представлена интересными изданиями, хранящимися в фонде библиотеки.

Арсений Тарковский родился в 1907 году. Андрей – в 1932-м. Их судьбы – символ двух поколений российской интеллигенции ХХ века, прошедших через множество испытаний. Революция, гражданская война, голод 1920-х, 1930-х и 1940-х, террор – физический и моральный, гонения на свободу творчества, «холодная война», оттепель, снова холод…

Отношения отца и сына, Арсения и Андрея Тарковских – невероятно сложная тема. Её нельзя раскрыть до конца: здесь представлена вся палитра и гамма чувств - от злости до обожания, от детских обид до восхищения. Так случилось, что мама воспитывала детей Андрея и Марину одна: отправившись добровольцем на войну, Арсений Тарковский вернулся изуродованным, с ампутированной ногой. А потом он ушёл из семьи – может быть, потому, что заедающий своей монотонностью быт мешал развитию его поэтического творчества, сковывал своей обыдённостью, не давал расправиться в полной мере крыльям поэзии. "То редкое общение, которое выпадало, было для Андрея большой радостью. А когда он сам возмужал и стал творцом, отец стал для него образцом мастера", – позже скажет сестра Андрея Тарковского Марина.

По словам Андрея, отец на него «действовал в каком-то биологическом, подсознательном смысле», имел «какое-то внутреннее влияние». Их судьбы во многом были схожи. Детство обоих пришлось на страшные для страны годы: отца – на революцию и гражданскую войну, сына – на Великую Отечественную… Они оба разрушили свои семьи, оба были одержимы искусством, правда, каждый - своим и по-своему. Клубок боли и любви постоянно преследовал Андрея Тарковского. К нему он обратится в фильме «Зеркало», снятом в 1974 году, через несколько лет после развода с первой женой Ирмой Рауш. В этой картине в образе женщины смешивается и образ его жены, и образ его матери, а в образе мужчины можно угадать и его собственную судьбу, и судьбу его отца. «Зеркало» - это фильм-воспоминание, лента, наполненная стихами отца, основанная на них. Стихи отца звучат и в фильме «Ностальгия». По мнению многих кинокритиков, Андрей Тарковский сделал для мирового кино то, что сумели сделать немногие. В числе этих избранных властителей дум и новаторов - Феллини и Трюффо, Уайлдер и Джон Форд, Куросава и Бунюэль. При том, что «эффект Тарковского» не исчерпывается формальной новизной. «Тарковский - как ни подозрительно это звучит в наши дни - один из немногих, кто был выразителем истинно национального духа. Причём безо всякого привкуса «патриотизма» вкупе с ложно понятой народностью, более того - отсутствие таковых ему как раз постоянно ставили в вину. Послание Тарковского - и современникам, и потомкам - заключается в обострённой, чуткой, вибрирующей одухотворённости, с какой обычно Европа ассоциирует лучшие образцы русской культуры и лучших её представителей». (Диляра Тасбулатова).

Ведущие вечера – заведующая отделом художественной литературы ННБ Марина Татарская и руководитель театральной студии «Грани» Зарина Хадаева рассказали о том, что в фондах нашей библиотеки есть сборники стихотворений Арсения Тарковского 1966-го и 1969 гг. Благодаря книге «Знаменитые люди на берегах Терека (авторы Г. Кусов, З. Тедтоева и Л. Хмелёва) узнали мы и о том, что поэт бывал в Северной Осетии в конце 30-х годов, а воспоминаниями об этой поездке стали его стихотворения «Мельница в Даргавсе», «Цейский ледник» и «Ардон».

Вниманию слушателей была представлена книга Николая Болдырева «Сталкер, или труды и дни Андрея Тарковского»: предлагаемая биография - первая подробная книга о жизни и смыслах жизнетворчества А. Тарковского. Был показан видеосюжет о выставке рисунков, фотографий, картин, сценариев, плакатов, писем и дневников Андрея Тарковского, включающей в себя и фотографии самого режиссёра, сделанные в разные годы известными и малоизвестными фотографами. Посмотрели отрывок из документального фильма Андрея Тарковского-младшего «Кино как молитва», где прозвучали воспоминания его отца Андрея о детстве и юности, размышления о творческом поиске и проблемах кинематографа. Здесь же были даны отрывки из его фильмов, дневниковые записи и фрагменты из писем…

Благодаря ведущим вечера состоялось знакомство читателей с книгой сестры Андрея – Марины Арсеньевны Тарковской «Осколки зеркала» — это и рассказы о трёх поколениях семьи, и собственно воспоминания — весёлые и трагические. В них сохранилось не только исчезающее время, но и чувства и переживания героев: напряжённый диалог отца и сына — Арсения и Андрея Тарковских, история взаимоотношений родителей, двух сильных личностей, «которые не могли быть вместе, но и по отдельности не получалось»…В книге использованы фотографии из семейного архива М. А. Тарковской.

Интересным оказалось и признание Андрона Кончаловского: высказав всё, что он думал об упорном нежелании Тарковского хоть чуточку заботиться о зрителе, а не только о собственном самовыражении (в том числе и об элементарной неспособности понять, что зрителю может стать скучно на его картинах), Кончаловский всё-таки признал: "Андрей (Тарковский), мне казалось, насилует саму природу восприятия. Может, я ошибаюсь, может, меня преследует СТРАХ ПОСРЕДСТВЕННОСТИ, ЧЕЛОВЕКА, НЕ ЧУВСТВУЮЩЕГО В СЕБЕ ОДЕРЖИМОСТИ ТАЛАНТА СЛОМАТЬ ВСЕ БАРЬЕРЫ. Может быть, Андрей достиг, говоря словами Шкловского, головокружительной свободы, а мне она не дана...".
История семьи Тарковских, о которой рассказала автор известнейшего цикла «Мост через бездну» Паола Волкова в книге «Арсений и Андрей Тарковские. Родословная как миф», – это образец жизни настоящих русских интеллигентов, «прямой гербовник их семейной чести, прямой словарь их связей корневых», о чём и поведали нам сотрудники библиотеки.
Марина Гиреева рассказала о литературном диалоге двух поэтов – Марины Цветаевой и Арсения Тарковского; читатели прослушали романс на стихи Арсения Тарковского «Я не буду спать ночью новогодней»; познакомились со стихотворением нашего современника и земляка Хетага Бигаева «Памяти Андрея Тарковского» (журнал «Дарьял» №5-2019 г.); узнали о стихотворениях-посвящениях Андрею, написанных поэтами Б. Окуджавой, Б. Кинжеевым и другими и были приглашены на обсуждение фильма «Сталкер», которое состоится 26 декабря в 17 ч. в отделе художественной литературы ННБ.

В своей статье «Арсений и Андрей Тарковские: Зеркальные портреты» Сергей Белов написал: «В конце жизни Андрей эмигрировал из СССР. Последние свои два фильма он снял в Италии и Швеции. Это был страшный выбор – остаться на родине, где он не видел для себя возможности работать и творить, или бросить всех – отца, детей, друзей, наконец, – ради работы, ради предназначения художника, которое он остро ощущал… Андрей Арсеньевич умер в Париже в 1986 году. Арсений Александрович пережил сына почти на три года, в которые сильно сдал, сражённый известием о его кончине. Болезненная любовь этих двух людей, сына и отца, завершилась большой болью для обоих. Перед ними всегда стоял выбор между судьбой художника и судьбой человека, но, следуя судьбе художника, каждый из них сохранил кровную любовь, которая, быть может, не была бы такой сильной, если бы не постоянная вынужденная разлука, расстояния и обстоятельства, если бы не постоянная нехватка этой любви».